ВКО В ВТО, или КТО НЕ УСПЕЛ, ТОТ ОПОЗДАЛ

В Усть-Каменогорске в рамках вступления Казахстана в ВТО состоялась встреча предпринимателей с директором Центра развития торговой политики при Министерстве экономического развития и торговли РК Русланом Султановым. Мероприятие прошло при поддержке АО НЭПК «Атамекен».

Темой обсуждения стал вопрос изменения Единого таможенного тарифа (ЕТТ) Таможенного союза (ТС) накануне предстоящего вступления России в ВТО. В связи с этим 23 июля наш партнер по ТС должен ратифицировать «Обязательства РФ по вступлению в ВТО». И уже 1 сентября эти соглашения вступят в законную силу. А согласно подписанному ранее в рамках ТС договору, обязательства страны-участницы ТС, первой вступившей в ВТО, становятся частью правовой базы для всех участников Таможенного союза. 

Поэтому в МЭРТ РК было принято решение организовать в регионах оперативные консультации с предпринимателями по вопросам предстоящих изменений, чтобы не остаться потом, так сказать, у разбитого корыта. «Необходимо выработать единый подход и единые правила игры в позиции по вступлению в ВТО», - отметил Р. Султанов. Вопрос очень важный, ведь ставки ЕТТ не должны быть выше ставок импортного тарифа, предусмотренных в обязательствах России. 

Накануне предстоящей встречи в адрес руководителей предприятий, отраслевых ассоциаций были отправлены соответствующие документы по тем позициям, где возможны изменения. Поэтому саму бизнес-консультацию г-н Султанов предложил провести в форме «вопрос-ответ», ведь встреча организована, главным образом, для того, чтобы узнать и учесть замечания предпринимателей и их общественных объединений по проблемным вопросам, постараться найти взаимоприемлемые решения. Все рекомендации, как пообещал гендиректор, будут учтены в новом проекте Единого таможенного тарифа.

Тем, кто не успел ознакомиться с рассылкой, гендиректор посоветовал ускорить процесс. После того как будет сформирована номенклатурная база, а список кодов ТН ВЭД едва уместился на 600 страницах, вносить поправки, предупредил он, никто не будет. 

В первую очередь было предложено рассмотреть тарифы, которые предполагается снизить в обязательном порядке. Они затронут достаточно значительные группы товаров - к примеру, транспортную. Если до этого таможенные тарифы на иномарки (в особенности б/у), ввозимые в РФ, увеличивали, то теперь, наоборот, снижают. Хотя, как мы знаем, именно за счет первой меры автопром соседней страны и сделал резкий рывок в своем развитии. Есть также тарифы, повышение которых казахстанские предприятия могут не поддержать (к примеру, на ввозимое сырье) или, напротив, высказаться «за». 

При этом, как заметил Руслан Султанов, страны-участницы ВТО могут путем переговоров устанавливать свою тактику защиты отечественных производителей. Например, если одна из стран субсидирует экспорт, то в качестве защитной может быть применена компенсационная мера. В случае использования страной-импортером заведомо низкой цены, губительной для своих товаропроизводителей, могут приниматься антидемпинговые меры. Именно так в отношении казахстанской металлургической продукции нередко действуют в США и странах Европейского союза. Проблема в том, что Республику Казахстан там не считают страной с рыночной экономикой. И устанавливая таможенную пошлину на наш экспорт, приравнивают Казахстан, допустим, к Зимбабве. И получается не 10, а все 70-80%.

Руслан Серикович также сообщил, что для выработки мер, призванных защитить наш бизнес в связи с грядущим вступлением России в ВТО, создан оперативный штаб по вопросам экономической интеграции под руководством вице-министра МЭРТ Тимура Жаксылыкова. В него вошли представители госорганов, ассоциаций предпринимателей и другие специалисты. Высказывать свои замечания бизнесмены могут в том числе посредством видеоконференций, электронной почты.

После краткой характеристики текущей ситуации Р. Султанов предложил высказаться собравшимся.

КРИК ДУШИ

Председатель ОЮЛ «Региональная ассоциация предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО» Владимир Резанов призвал обратить внимание на деревообрабатывающую отрасль, которая сегодня влачит жалкое существование. Если сейчас, перед вступлением ВТО, не оказать мер поддержки, то с отечественным леспромом, уверен он, можно будет распрощаться.

К такой черте некогда процветающую отрасль подвел запрет на экспорт леса и изделий лесной продукции, введенный в Казахстане несколько лет назад. Вначале запретили, что вполне объяснимо, экспортировать лес-кругляк, потом обработанную древесину и даже изделия из нее.

В качестве аргументов председатель Ассоциации привел несколько цифр. До начала 90-х годов прошлого века Казахстан импортировал из России примерно 8-10 млн кубов древесины, еще 2-3 млн производилось в Республике. Потребность казахстанцев в мебели на 85% закрывалась отечественной продукцией. «Если раньше отрасль приносила 47 млрд дохода, то сейчас - едва 1 млрд, в ней трудились более 10 тыс. человек, сейчас и 2500 нет. Вот до чего мы дошли!» - с горечью констатирует он.

Деревообработчикам советуют завозить древесину из России. Но зачем, если изделия, произведенные из нее, также – нонсенс! - нельзя вывозить. После образования Таможенного союза внутренний рынок наводнила мебель из Китая и Беларуси. В то же время, по словам Владимира Резанова, в Республике есть колоссальные мощности для развития. Но в результате проводимой политики, к примеру, новый Алматинский завод, строительство которого обошлось в 50 млрд евро, работает на четверть от своей мощности. Страдает не только отрасль и люди, оставшиеся без работы, но и сам лес без регулярных рубок. Больной, он является рассадником вредителей и инфекций для здоровых деревьев, представляет угрозу при лесных пожарах. 

- Лес гниет и у нас, и в Северном Казахстане, и в Алматы. Нужны хотя бы выборочные рубки. Раньше рубили 1 млн га, а сейчас 80 тыс. Неудивительно, что в настоящий момент большая часть массива заражена инфекциями. Сгубим лес на корню, а что дальше? - вопрошает Владимир Романович. 

Раньше этого не допускалось, объясняет он, благодаря элементарным правилам лесопользования, известным с 18 века. По этой методике лес делится на 100 квадратов. Вырубили первый квадратик - перевели его в режим восстановления. Когда дошли до №100, на первом уже вырос молодой и здоровый лес. Сегодня, когда у нас вырубается всего 0,1% лесных площадей, об этом можно лишь вспоминать. Деревообработчикам понятно, запретные меры были введены, чтобы спасти от уничтожения Семипалатинский сосновый реликтовый бор. Однако в убытке остались в итоге только добросовестные предприниматели. 

Даже если снять сейчас все запреты, потребуется, считает председатель Ассоциации, лет 10-15, чтобы восстановить отрасль. Для конкуренции на равных с производителями других стран требуются новые технологии и оборудование. А чтобы построить, к примеру, современный завод ДСП, надо 150-200 млн евро. Но кто же будет вкладывать такие огромные средства на заранее провальных условиях? Вот и обходят инвесторы отрасль стороной. А у нашего малого бизнеса этих денег нет.

За последние 5 лет, рассказал Владимир Романович, предприниматели куда только не обращались. Предлагали ввести высокие пошлины на круглый лес, оставив запрет на вывоз саксаула, или разрешить вывоз изделий из импортной древесины и т. п. «На словах все соглашаются, а на деле все остается по-прежнему», - говорит он. 

Когда встал вопрос о скором открытии внешних границ, ассоциация забила во все колокола. Но волнует это, похоже, только деревообработчиков. В одном из последних ответов из Мининдустрии высказались, что работе в ВТО забота о спасении леса не мешает. «Ну как можно сгубить отрасль, приносившую области 5% ВВП?» - недоумевает Владимир Резанов.

Вопль души отечественных деревообработчиков в этот раз, кажется, был услышан. «Но ведь и запрет ввели не от хорошей жизни, а потому что боялись повальной вырубки, ведь лес как таковой есть в основном только на востоке и севере страны», - объяснил г-н Султанов. Однако при этом Руслан Серикович согласился, что вопрос вывоза обработанной древесины нужно решать, найдя «нормальные механизмы администрирования», да и санитарная очистка леса, безусловно, нужна. Он попросил Владимира Резанова представить предложения по этому вопросу, с тем чтобы рассмотреть их на ближайшем заседании оперативного штаба, на что вдохновленный председатель ассоциации пообещал лично «примчаться» в Астану. 

И НА ОБЛОМКАХ АВТОПРОМА…

Сказать, что информация о грядущем снижении таможенных пошлин расстроила представителей СемАЗа (Семипалатинский автобусный завод) - значит, ничего не сказать. Вкупе с этим ввод Россией с 1 августа утилизационного сбора автоматически существенно повышает стоимость экспортных семипалатинских автобусов, а ведь экспорт только наладился, да и производство оживилось. В этом году должны были выпустить порядка 200 автобусов. 

Россия защитится утилизационным сбором от снижения таможенных пошлин на иномарки после вступления в ВТО и таким образом поддержит своих производителей. Авто, выпущенные на заводах РФ, от этого сбора освобождены. Там сразу выдается сертификат-гарантия, что транспортное средство, когда придет его час, будет утилизировано на этом же предприятии. А как быть нашим?..

Руслан Султанов сообщил, что сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы казахстанские автосборщики также не платили утилизационный сбор при экспорте продукции в Россию. Однако просто одну бумагу не выдашь, а производства по утилизации автотранспорта, тем более автобусов, в нашей Республике нет и, кажется, не предвидится.

К 2017 году, когда таможенные пошлины на ввозимые автобусы и автомобили снизятся до 10% (сейчас - 20%), нас, удрученно заметил представитель завода Марат Макишев, совсем «задавит» Китай. К тому же в Казахстане нет центров сертификации, и доказать потом, что ты ввез машину, соответствующую Евро-4, будет нереально. На встрече даже предложили открыть международный сертификационный центр в Москве - пусть «китайцы» сертифицируются там. 

С другой стороны, ввези хоть «супер-пупер», - с такой соляркой, как у нас, в России не лучше, все равно будет чадить и ломаться, а «виноватым» окажется автобус. По словам Марата Макишева, руководство завода испытывает серьезные трудности по части гарантийного обслуживания: «Из-за такого топлива все летит, а в качестве продукции упрекают нас!» 

О, ДАЙТЕ, ДАЙТЕ НАМ СВОБОДУ!

Наболело и у перевозчиков. По словам председателя Ассоциации автоперевозчиков ВКО Николая Масича, солярка наша не отвечает ни ГОСТу, ни техническим регламентам, ни тем более стандартам Евро. Чего же тогда мы ждем от выхлопной трубы?! Производитель и поставщик в стороне, а с перевозчика три шкуры сдирают как с главного загрязнителя атмосферы!.. 

Высокие ставки ввозных пошлин на подержанные импортные автобусы Николай Масич считает необоснованными, а запрет на ввоз машин старше 5 лет - «просто убийственным», ведь у наших перевозчиков на покупку новых попросту нет оборотных средств. Автобусы из дальней заграницы и в этом возрасте отвечают всем требованиям, а местные автобусы и российские, увы, уступают им по цене и по качеству: «Даже китайский можно взять за 80-90 тысяч долларов, и этим все сказано!»

Почему бы правительству, предлагает Николай Владимирович, не разработать программу поддержки перевозчиков? Тогда бы они охотней брали автобусы местного производства. Основной долг погашали бы в рассрочку, а с процентами помогло бы государство. 

Почему же автоперевозчики кивают на бюджет, ведь автопарки нынче частные? В том-то вся и беда, считает председатель ассоциации, что власти никак не могут определиться: считать городской общественный транспорт бизнесом или госзаказом? «Если это бизнес, то не мешайте работать по правилам рынка (не диктуйте цену проезда). Ну, а если госзаказ, то дотируйте! Кстати, практически везде городской транспорт является дотационным», - аргументирует г-н Масич.

Рассуждая о пользе или вреде запрета и качества, Руслан Султанов привел в пример Усть-Каменогорский автосборочный завод «Азия Авто». Еще десять лет тому назад он, по сути, ничего, по словам гендиректора, не производил. А вот введи государство еще в 2002 году запрет на ввоз «праворулек», сейчас почти все ездили бы на авто отечественной сборки. Когда в 2010 году запретительные меры ввели, завод тут же стал набирать обороты. 

А качество, считает Руслан Серикович, определяет покупательская способность. Изготовители идут на удешевление модели, а это влияет и на качество. Однако средства, вырученные от реализации более дешевых моделей, предприятие, по его словам, может вкладывать в организацию производства автомобилей лучшего качества. 

Да вот только еще поэт сказал: «Не гонялся бы ты брат за дешевизной…»

КУДА ПОДАТЬСЯ МЕЛКОМУ АГРАРИЮ?

Говоря о необходимости продолжения поддержки крестьян, председатель областной Ассоциации сельхозтоваропроизводителей «АГРО» Жомарт Манаков отметил следующие моменты. С одной стороны, ТС открыл для казахстанских сельхозпроизводителей огромный рынок. Неплохо, когда россияне, особенно в приграничных регионах, скупают урожай почти на корню. Но с другой стороны, цены-то растут. И это вызывает вполне понятное недовольство населения в адрес ТС. Хотя аграрии и получили возможность развиваться - главное, чтобы они стремились повысить качество своей продукции. Те, кто упустит этот шанс, в дальнейшем рискуют потерять все. Цены же на сельхозпродукцию, как видится, должны стабилизироваться. Правда, на это потребуется какое-то время. 

Сохранится ли уровень поддержки сельского хозяйства при вступлении в ВТО? Сегодня, как рассказал Руслан Султанов, правилами ВТО его максимальная планка установлена в 10% от валового продукта. В Казахстане этот показатель составляет 4%, и, следовательно, еще есть резервы для повышения. Главное, чтобы деньги доходили до крестьян и тратились по назначению. А вот Беларуси, например, где уровень поддержки составляет в настоящее время 18%, его придется снижать. 

Однако сами крестьяне считают, что необходимо изменить принцип субсидирования. По их мнению, рациональнее выделять субсидии не на гектар посевной площади, а по конечному результату. А то бывало, что и выращенный урожай не собирали (конкретно - сахарной свеклы), потому что деньги-то за посев уже получили. Критике подверг Ж. Манаков и практику ежегодного изменения списка сельскохозяйственных культур, на которые выделяются субсидии. Да и сам их невысокий размер оставляет желать лучшего. Даже в Бразилии, которая является довольно захудалой в аграрном отношении страной, субсидии, по его словам, составляют 190 евро на гектар, а у нас всего 1000 тенге! 

Однако даже эти субсидии доступны не всем сельским предпринимателям. Мелких и средней руки аграриев государственная рука дающего обходит стороной. Об этом напомнила председатель областного профсоюза работников малого и среднего бизнеса ВКО Галина Казанцева. А что с ними будет, когда откроют границы?..

В ответ руководитель Центра развития торговой политики заявил, что ставка на крупные хозяйства сделана неслучайно. Сейчас и так до 90% сельхозпродукции в Казахстане производится мелкими и личными подсобными хозяйствами - вот, мол, и топчемся почти на месте. Сравните с Беларусью, где основные производители представлены крупными хозяйствами. «Так там сохранили колхозы и совхозы, а у нас разрушили этот сектор до основания!» - высказал недовольство Жомарт Нуканович. 

Модератор мероприятия отметил, что и сегодня никто не мешает мелким хозяйствам объединяться в кооперативы, и тогда они тоже будут получать субсидии. Однако этот, казалось бы, простой выход из ситуации в Казахстане буксует со времен бывшего министра сельского хозяйства Ахметжана Есимова. Нужен такой механизм поддержки малых крестьянских хозяйств, считают профсоюзные лидеры, чтобы малые КХ поднимались до уровня средних, а те, в свою очередь, до крупных. В качестве бесперспективности малых форм хозяйствования Султанов привел пример с пасечниками ВКО: разве смогут они по одиночке выйти на рынок ВТО? 

В ответ Жомарт Манаков заступился за отрасль: «Мед прекрасно покупают через ассоциации. Например, Агросоюз Алтайского края частый гость у нас. Это такая мощная организация, что губернатор Алтайского края каждое решение по сельскому хозяйству согласует с ней». Председатель местных аграриев видит выход именно в этом. Когда и в Казахстане ассоциации будут наделены такими полномочиями, можно будет решать вопросы и торговли, и субсидирования.

Однако представитель МЭРТ РК остался при своем видении - будущее за объединением крестьянских хозяйств. 

Надежда МИХЕЕВА
Фото автора

Похожее

Комментарии