МОЩНАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ НА ВОСТОКЕ

Руководитель Департамента Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции по Восточно-Казахстанской области, председатель областного Совета по этике Жанна Қабдолдақызы в эксклюзивном интервью нашему изданию рассказала о том, какими методами искореняется коррупция на современном этапе в нашем регионе, что требуется для еще более эффективной организации процесса и какие дальнейшие задачи стоят перед государством и обществом на этом благородном поприще.

Департамент АДГСиПК по ВКО представлен штатом из 48 человек, порядка 60% из которых - молодежь от 24 лет. Обеспечивая преемственность поколений, руководство госучреждения заботится также о новых подходах в своей работе, в соответствии с коренными изменениями в антикоррупционной политике государства, которая теперь призывает не бороться с последствиями коррупции, а предупреждать их. Поступающие в ДАДГСиПК заявления в основном связаны с государственной службой, нарушением прав предпринимателей и самих госслужащих, оказанием государственных услуг, соблюдением Кодекса этики государственного служащего.

В ДАДГСиПК решают вопросы превенции коррупции по результатам внешнего анализа, антикоррупционного мониторинга, изучения состояния дел в сфере профилактики коррупции, осуществляют координацию работы дисциплинарных комиссий государственных органов и уполномоченных по этике, рассматривают дисциплинарные дела, которые возбуждаются по заявлениям граждан, по представлению правоохранительных органов либо по материалам проверок.

Деятельность ДАДГСиПК по ВКО тесно сопряжена с антикоррупционной деятельностью правящей партии Казахстана. Председатель и большинство членов Совета по этике и специальных мониторинговых групп, да и просто большинство госслужащих являются членами партии «Нұр Отан». В свою очередь сотрудники ДАДГСиПК по ВКО являются членами Координационного совета и комиссии партийного контроля областного филиала партии.

Самые злободневные вопросы в сфере государственной службы и противодействия коррупции рассматриваются на заседаниях Совета по этике ВКО, который состоит из 7 представителей общественности и 2 государственных служащих, в числе которых председатель коллегиального органа Жанна Қабдолдақызы.

 

- Жанна, расскажите, пожалуйста, о программных документах, регулирующих антикоррупционную деятельность государства, и о новых возможностях антикоррупционного законодательства.

- Один из наших крупнейших программных документов, на котором базируется работа Агентства по делам госслужбы, в том числе и территориальных департаментов, - это в первую очередь Антикоррупционная стратегия на 2015-2025 годы, в которой в принципе прописаны все целевые индикаторы, все задачи и мероприятия. Еще одним основополагающим документом у нас является Закон РК «О противодействии коррупции», с которого в принципе и начались вот эти изменения в нашей работе, а именно когда мы совершили крен в сторону профилактики и превенции коррупции. Если раньше даже Закон назывался «О борьбе с коррупцией», то есть мы боролись с коррупцией, то сейчас в первую очередь работа ведется уже не с последствиями, поскольку, слава богу, мы начали понимать, что она ни к чему не приводит. То есть мы боремся, а в это время коррупция сама по себе дальше развивается, углубляется и так далее. Поэтому суть нашей работы сегодня состоит не в том, чтобы выявлять и карать, а в том, чтобы выявлять и предупреждать людей: «Не надо так делать, закон тебе это запрещает». Предупредить на первый раз, а потом если человек все-таки не понимает - то уже только в таком случае рассматривать его ответственность.

- А в основном понимают после первого предупреждения?

- Понимают. Ну, во-первых, люди дорожат работой. И во-вторых, что отрадно, люди дорожат репутацией.

- Какие проблемы в разрезе противодействия коррупции наиболее актуальны сегодня, исходя из обращений граждан и предпринимателей?

- Чаще всего поступают заявления, связанные с землей. Естественно, земля - это очень такой аспект болезненный, ну, и плюс есть, скажем так, наследие 2000-х и 1990-х. К примеру, в городе Семей были выделены земельные участки, которым сейчас дана оценка, что они предоставлены незаконно. На том же Бухтарминском водохранилище - есть требования законодательства по соблюдению водоохранной полосы, которые не всеми соблюдаются.

- А вот как это решается, интересно? В пользу всегда МИО или по-разному?

- Сложно сказать однозначно. В каждом индивидуальном случае учитывать надо все. К тому же очень часто бывает так, что заявитель пишет письмо с претензиями, а буквально через неделю он может его забрать и сказать: «У меня нет претензий». Вот основная проблема у нас с заявлениями. Я не знаю, что происходит в этот момент, видимо, на месте начинают решать вопрос... То же самое - проблема с превенцией коррупции в учреждениях образования. Родители не хотят говорить о поборах и сборах, не хотят! Они боятся за своих детей. То же самое студенты - никогда не будут, наверное, сдавать тех преподавателей, которые оценки ставят им за определенную мзду. Потому что в данном случае это процесс взаимовыгодный для сторон. Здесь только психологию менять.

- Как сейчас обстоят дела с коррупционной составляющей в сфере государственных закупок, по Вашим наблюдениям?

- Очень большая работа проведена, на мой взгляд. Мы сами проводим же эти госзакупки, наш госорган. И мне кажется, очень большой прорыв был совершен, когда все автоматизировали, то есть человеческий фактор исключен. Хотя обращений по этой теме стало больше, но обращений в каком плане? - Закон позволяет потенциальным поставщикам, проигравшим в конкурсе, обжаловать решение комиссии, и пока они обжалуют, заключение договора приостанавливается. А они его могут обжаловать через уполномоченный орган, через вышестоящий орган, через суд, через прокуратуру, и процесс заключения договоров и соответственно исполнение договорных обязательств затягивается. Поставщики уже друг другу, скажем так, строят козни. И буквально сегодня министр финансов отчитывался и сказал: панацею от этого мы видим в том, чтобы сделать вопрос обжалования платным. Законопроект сейчас находится на обсуждении. Поэтому я считаю, что в настоящее время в сфере госзакупок сделано многое, но, наверное, не меньше еще предстоит сделать.

- Что Вы думаете о вовлечении бизнес-сообщества в противодействие коррупции?

- Ну, Вы знаете, без содействия малого и среднего бизнеса, без содействия вообще населения решать вопросы минимизации коррупции практически невозможно. Иначе это как игра в одни ворота. В силу того что мы, к примеру, не занимаемся вопросами бизнеса, мы не можем знать, какие риски, какие препоны, административные барьеры есть. Поэтому очень сейчас радует та политика, которая проводится: это максимальное взаимодействие с населением и с МСБ. Раньше это было в отрыве: власть сама по себе, население само по себе, бизнес сам по себе. Сейчас идет мощная консолидация, и мы должны обеспечить это и в нашем регионе. Я считаю, что население у нас грамотное, активное. Не зря нас называют «Красный Восток» - правильные, законопослушные. И если мы донесем до населения, что факты, о которых вы будете сообщать, от этого наша жизнь изменится - дороги станут лучше, деньги не будут разворовываться и пойдут по назначению, школы будут нормально отремонтированы и деньги перестанут собирать с родителей, в больницах станет чище, - ну, наверное, от этого станет жить только лучше нам всем.

Вообще, я считаю, что превенция коррупции, борьба с коррупцией, если хотите, - это наше общее дело. Потому что это та сфера, которая затрагивает всех абсолютно, и она влияет на наше с вами будущее. И в выявлении фактов коррупции надо людей побудить быть активными. Народ у нас сейчас либо не верит, либо пассивен, либо опасается, либо не хотят быть «стукачами». Причин много. Мы говорим, что это просто оказание содействия. В районы когда выезжаем, стараемся встречаться с предпринимателями, и мы просим: пожалуйста, если вы встречаетесь с фактами коррупции, с фактами даже намека на вымогательство, обращайтесь к нам, потому что если мы не будем знать о таких фактах, соответственно и бороться будет сложнее.

- На каких принципах сегодня работает Совет по этике, если учесть, что в сфере противодействия коррупции борьбу заменила превенция?

- Дело в том, что не всегда коррупционные правонарушения совершаются умышленно. Если раньше, я помню, деятельность дисциплинарного совета носила действительно карательный характер - были заседания, когда мы могли рассмотреть по 30-40 дисциплинарных дел, можно сказать, пачками людей увольняли, наказывали, - то сейчас такого нет. Во-первых, сейчас даже в положении Совета по этике четко прописано, что в первую очередь мы должны рассматривать профилактические вопросы. Например, мы должны проводить внешний анализ коррупционных рисков, а потом рассматривать.

- Какие дальнейшие задачи в сфере противодействия коррупции ставит перед собой государство и конкретно наш областной Департамент? Ваши ближайшие планы и перспективы.

- У нас цель общая - вхождение в тридцатку развитых стран. Поэтому для решения этой стратегической задачи и наши задачи разрабатываются. А именно - изменить нашу позицию в международном рейтинге по противодействию коррупции Transparency International. Сейчас мы на 132 месте - поднялись на три десятка позиций, вышли из списка очень коррумпированных стран, теперь у нас просто коррумпированная. Поэтому, конечно, общая задача - улучшить наши показатели в мировом рейтинге.

Ну, а конкретно в 2018 году перед нами стоит задача по искоренению бытовой коррупции. В принципе, задача достаточно выполнимая. Бытовая коррупция - это больницы, школы и так далее. Поэтому здесь, конечно, в первую очередь нужна работа с населением. Мы должны довести до населения, и мне бы хотелось вашим читателям сказать, что взятка - это процесс, в котором участвуют три человека, и уголовная ответственность предусмотрена в отношении всех троих. Это не только тот, кто получает взятку, но и тот, кто дает, и тот, кто оказывает посредничество. Поэтому предусмотрена как уголовная ответственность, так и административная, и штраф достаточно высокий. Например, водители, которые дали взятку гаишнику 700 тенге, заплатили штраф 400 тысяч тенге по суду. То есть население должно понимать это и знать это.

- Ваши пожелания читателям «Регион Press».

- Желаю всем любить свою малую родину, любить свою Родину, думать о будущем своих детей, уважать мнение старших. У нашего народа воспитательный момент такой есть: мы дорожим мнением старших родственников - бабушек, дедушек. Поэтому мне б хотелось, чтобы наш народ вот эту свою черту не терял. Потому что это очень мощный инструмент, через который мы можем как раз и вопросы коррупции в том числе решать: если госслужащий, сидя на своей должности, стыдится и переживает за свою работу, чтобы завтра про него не сказали, что сын такого-то человека пошел на должностное правонарушение… Желаю своим землякам оставаться людьми в любой ситуации, здоровья всем и счастья!

 

Если вы столкнулись с коррупционными проявлениями со стороны государственных служащих, обращайтесь в Департамент национального бюро по противодействию коррупции по адресу: г. Усть-Каменогорск, ул. Лихарева, 2. Руководитель Департамента - Потанин Сергей Александрович. Также вы можете обратиться в межрайонные отделения Департамента и в отделения городов Усть-Каменогорск и Семей. После исключения уголовного состава заявление будет направлено в Департамент Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО, где Жанна Қабдолдақызы и ее команда лично займутся рассмотрением и законным разрешением вашей проблемы.

Христина ДОРОШЕНКО

Фото: ДАДГСиПК по ВКО

Похожее

Комментарии